ГЛАВА V. Право Автономной Монголии.

Исторические данные. В XX век Монголия перешла с тем же делением на внутреннюю и внешнюю. Внутренняя Монголия делилась на 49 хо- шунов. Особое управление имели алашанские и эдзингольские монголы, кукунорские, тарбагатайские, илийские, харашарские—? всего 66 княжеств.
Кроме того, особое устройство имели так называемые знаменные монголы, т. е. монголы, включенные в состав китайских войск: баргуты, чахары и тумэты. Особо управлялись шабинары (данники высшего духовенства) и имперские пастухи. Халха делилась на четыре большие аймака, которые состояли из 86 хошунов. Так, аймак Цзасакту-хана содержал 19 хошунов, Тушету-хана—20 хошунов, Сэцэн-хана—- 23 хошуна, Саинь-Ноена—24 и 8 отдельных владений хубил- ганов (перерожденцев—высшего духовенства М.). Кроме того, к внешней Монголии в порядке управления были отнесены: Кобдосский округ, Алтайский округ, Шабинское ведомство ургинского хутухты. Внутреннее управление, под надзором Уля- сутуйского Цзянь-Цзюня, Кобдосских и Ургинских амбаней, было сосредоточено у старшин сейма и хошунных князей с военными и гражданскими помощниками. Барга сохранила особое устройство. Тяжелое экономическое положение Монголии, начавшаяся колонизация китайцами северной Монголии., в связи с китайской революцией привели к тому, что в конце 1911 г. в северной Монголии вспыхнула революция. Центром ее явилась Урга. Северная Монголия объявила себя автономной, под верховным управлением ургинского первосвященника, Богдо-Гэ- гэн-Хутухту. В 1912 г. революция распространилась на всю внешнюю Монголию и часть Маньчжурии (баргуты) от Хин- гана до Алтая. Пали китайские крепости Улясутуй и Кобдо. Китайские власти (цзянь-цзюнь и амбани) были удалены из Халхи и организовано национальное управление. В это время пала маньчжурская династия в Китае и часть южной Монголии (сеймы Шилин-гольский, Улан-цабский и Иекедзусский), а также Барга признали главенство ургинского хутухты. В октябре 1912 г. Россия признала автономию Монголии. В 1913 г. Россия заключила с китайской республикой договор относительно Монголии, а в 1915 г. Россия, Китай и Монголия заключили в Кяхте взаимное соглашение по монгольским делам. Согласно указанному соглашению, внешняя Монголия (но не внутренняя *), была признана автономным государством под суверени тетом Китая и протекторатом России. Китай не имеет права вмешиваться во внутреннее управление и держать свои войска во внешней Монголии. Он сохранил право держать особого комиссара в Урге и трех его помощников: в Кобдо, Улясутуе и Маймачене. Внешняя Монголия состоит из Халхи (четыре аймака) и Кобдо (два аймака). Главою государства был признан ургинский Богдо-Гэгэн- Хутухту. При нем состоит совет министров из министра председателя и пяти членов—-министров: иностранных дел, внутренних дел, финансов, военного и юстиции. Кроме того осталось и особое шабинское ведомство. Дела особой важности обсуждаются съездом хошунных князей (хурулдан). Решения хурул- дана и совета министров подлежат утверждению главы государства. Местное управление остается в руках хошунных князей и аймачных съездов; в отдаленные местности назначаются особые уполномоченные (Кобдо). В общем, революция, порвав с китайским влиянием, еще более усилила влияние духовенства и князей и мало способствовала улучшению положения монгольского народа. Революция 1917 г. в России лишила Монголию внешней поддержки. В связи с гражданской войной в России и в частности в Сибири в 1918 г. среди монголов и бурят получили известное развитие идеи панмонголизма. В феврале 1919 г. в г. Чите была организована конференция некоторых монгольских племен (но без участия представителей Халхи), которая постановила образовать великую Монголию—от озера Байкала до Тибета и от Тянь-Шаня до Большого Хингана—и избрала врем, правительство великой Монголии во главе с Нейсэ-гэгэном. Однако эта попытка с первых же шагов потерпела неудачу и уже осенью 1919 г. врем, правительство В. Монголии распалось. Хотя т. н. правительство автономной (внешней) Монголии во главе с Богдо-Гэгэн-Хутухту и не принимало участия в указанной попытке, однако, Китай воспользовался некоторыми действиями вр. правительства великой Монголии как поводом для объявления Кяхтинского соглашения 1915 г. нарушенным Монголией и потерявшим силу и в июле 1919 г. китайские войска были вновь введены в Ургу (ген. Сюй): под давлением вооруженной силы и при содействии части монгольских князей и лам внешняя Монголия отказалась от своей автономии. Ген. Сюй с 1 янв. 1920 г. был назначен комиссаром-успокоителем внешней Монголии, при нем образованы 3 департамента по управлению: военный, финансов и общих дел. По изданному в конце 1920 г. временному положению по управлению внешней Монголией, во главе управления поставлен комиссар-успокоитель, при нем два амбаня в Урге (монгол и китаец) и три ам- баня в Улясутуе, Кобдо и Урянхайском крае. Но все эти ре формы не успели войти в жизнь и укрепиться, как, в начале 1921 г., внешняя Монголия, пользуясь поддержкой русских военных отрядов (бар. Унгерна), вновь объявила себя автономной, под верховной властью Ургинского Хутухту, при чем все вооруженные силы китайцев после ряда боев принуждены были очистить территорию внешней Монголии; то же должна была сделать и китайская администрация. Однако, русские белые отряды вскоре, в июне 1921 г. были разбиты войсками советской России. На политическую арену выступила зародившаяся в 1919 году монгольская народная партия, которая и избрала в том же 1921 г. Временное Народное Правительство Монголии во главе с Бодо. Богдо-Гэгэн-Хутухту в силу высокого религиозного авторитета его среди монголов оставался главой государства и Монголия представляла собою таким образом конституционную монархию. Фактически же власть принадлежала монгольской народной партии и избранному ею Временному Правительству104) (с заметным влиянием советской России). Монголия (внешняя) провозгласила самостоятельность от Китая. В 1922 г. с Р. С. Ф. С. Р. был заключен договор, по которому последняя отказалась от всех привиллегий царского времени и признала Монголию (и взаимно была признана Монголией/ как самостоятельное государство. Врем. Народным правительством еще при жизни Ургинского Хутухту был произведен ряд существенных реформ: отмена состояния зависимости (крепостничества), уничтожение наследственной княжеской власти, отделение церкви от государства, судебная реформа—в том числе отмена пыток и телесных наказаний, реорганизация финансов, образование постоянной армии и др. В 1924 г. умер Богдо-Гэгэн-Хутухту и Вр. Народное Правительство провозгласило Монголию республикой. В ноябре 1924 г. состоялся великий хурул (хурулдан—? учредительный съезд) народов Монголии, который принял современную конституцию Монголии105). Нормы Права. По вопросу о применении материального права и об организации суда в Автономной Монголии можно дать лишь краткие сведения106). Предоставляется несомненным, что в шабинском ведомстве в отношении шабинаров (данников Богдо-Гэгэн-Хутухты) применялся попрежнему кодекс (обычного права) северных монголов—Халха-Джиром и другие местные обычаи. Среди остального населения Монголии в области частно-правовых отношений действовало гл. обр. местное обычное право. Как мы видели выше, и китайское законодательство для Монголии не нормировало частно-правовых отношений, а предоставило сферу последних действию обычного права, в то время как административное и уголовное право подверглись сильному воздей» ствию старого китайского законодательства. Частное право. Вещное право. Право индивидуальной собственности на землю не признается. Земля находится в пользовании хошуна монголов и в распоряжении хошунного чжасака, власть которого в Автономной Монголии не уменьшилась. Землею монголы пользуются для кочевого скотоводства, которое является их главным занятием. Хлебопашество развито очень слабо. Для развития последнего в 1917 г. Богдо-Гэгэн издал даже приказ об обязательном сеянии хлеба, который не оказал, однако, большого влияния. Аренда земли допускается, но применяется к иностранцам. Из последних арендовали землю (преимущественно для хлебопашества) гл. обр. китайцы и в меньших размерах русские. Арендование китайцами земли у монголов для хлебопашества, достигавшее, как указано выше107), больших размеров в начале XX ст., сильно (более чем на половину) сократилось при правительстве Автономной Монголии. Обязательственное право. Существуют сделки купли- продажи, мены, дарения, личного найма, займа, поручительства, аренды земли иностранцами и нек. др. Заклада имущества, аренды земли среди монголов—монгольское обычное право не знает, равно не знает и векселя. Форма заключения сделок, как общее правило, устная. Допускаемый размер процентов—36, что указывает с несомненностью на влияние китайского права, где до пускается именно этот maximum размера процентов1). Личное задержание за долги не применяется. В случае несостоятельности должника отвечают ближайшие родственники, а также бак (союз, товарищество, артель). Семейное право. В брачных отношениях монгольское обычное право допускает полигамию, при чем одна из жен (первая) считается главной и имеет больше прав, чем другие. Брак устраивается родителями и вообще старшими родственниками. По обычаю брачный возраст для мужчин начинается с 17-18 лет, для женщин с 15-16 лет. За невесту родителями жениха дается выкуп, а невеста приносит приданое, о размерах того и другого стороны договариваются перед бракосочетанием. Размер выкупа и приданого зависит от состоятельности брачущихся. Выкуп за невесту вносится обычно до брака, но если он не внесен или взнос его рассрочен, то до полной уплаты выкупа брак не признается вполне действительным и даже дети считаются принадлежащими только матери (подобно незаконнорожденным). Приданое же уплачивается втечении года или даже через год по совершении брака. Кроме того, отец жениха при браке дает молодым юрту, а отец невесты— внутренне устройство юрты. Бракосочетание происходит при участии ламы. Но часто встречается и простое сожительство. Вообще, монголы отличаются свободой половых отношений, как до брака, так и в браке.
Вследствие расходов, связанных с обычным браком, нередки случаи увоза невесты женихом по соглашению. Ограничений числа повторных вступлений в брак монгольское право не устанавливает. Муж является главой семьи. Мать участвует в решении семейных дел и в воспитании детей. Родители могут употреблять меры домашнего воздействия на детей. Имущество супругов считается общим. Развод совершается очень легко: для этого достаточно не только взаимного согласия, но и одностороннего волеизъявления по освященному обычаем поводу, при чем участие ламы не обязательно. Так, напр., муж вправе по обычаю отослать к родителям бездетную жену, жену трижды убегавшую от мужа; равным образом имеет право на развод жена, трижды прогнанная мужем. Иногда развод офармливается, чаще же он достигается простым расхождением супругов. При разводе жена получает обратно свое приданое и только, части из общесемейного имущества не получает. Допускается усыновление чужих детей с согласия их родителей и с утверждения хошунного управления, при чем такой усыновленный считается наравне с родными детьми. Существует и институт опеки над малолетними под надзором хошунного управления. Наследственное право.—Допускается наследование по завещанию и по закону (обычаю). Завещание—устное, совершается перед ламой—духовником и свидетелями (присутствие последних не обязательно). Содержание завещания, повидимому, не должно противоречить обычаю 108). В наследование по обычаю прежде всего призываются вдова и дети; если же детей нет, то вдова получает лишь приданое. При отсутствии нисходящих наследуют боковые родственники, вплоть до дальнейших. Выморочные имущества берутся под надзор хошунного управления и зачисляются в доход казны (или монастыря). В наследовании нисходящих интересно то обстоятельство, что призываются к наследованию на ряду с сыновьями и незамужние дочери, получающие, однако, нередко меньшую долю сравнительно с братьями (очевидно, выдел взамен приданого). Равно как меньшую долю получают и внебрачные дети. Наоборот, сын, наследующий хозяйство отца и платящий с последнего подати и повинности (алба), получает большую сравнительно с другими наследственную долю. В отдельных местностях нормы (обычаи) наследования несколько варьируются. Вопрос об ответственности по долгам наследодателя не ясен. Повидимому, дети, наследующие хозяйство отца, отвечают по долгам последнего неограниченно в силу прочности семейных отношений. Уголовное право. Как мы уже указывали выше, на уголовное право Монголии оказало большое влияние китайское право (через монгольские уложения 1789 и 1815 г.г.). В общих чертах уголовно- правовые нормы, коими руководствовались судебные учреждения Автономной Монголии сводились к следующему. Система наказаний.—В Автономной Монголии применялись следующие наказания: а) смертная казнь в разнообразных формах—посредством расстрела, отсечения головы, удавления и квалифицированная смертная казнь—с истязаниями, изрезание на куски, заморение голодом, б) лишение конечностей—рук, ног, а также глаз, в) тюремное заключение на срок (применялось в пределах примерно до 10 лет—тяжелое наказание для кочевников), г) телесное наказание—битье плетьми (до 200 ударов) или палками (до 1С0 ударов), иногда розгами, д) арест простой и с надеванием шейной или ножной колодки, арест на цепи, е) публичное ношение колодки, ж) высылка из пределов хошуна 0 Ср. постановление Уложения 1815 г. (выше, стр. 97). или аймака, з) штраф: большой штраф—от 9 лан до 9x9, т.е. 81 лана г), малый—от 3 х лан до 3x5, т.е. до 15 лан, применялся и штраф скотом, и) выговор, к) замечание. Преступления и проступки.— Преступления и проступки против религии и духовенства. Богохульство и кощунство наказывалось тюремным заключением и взятием приношений в пользу церкви, порубка священных лесов—плетьми, тюремным заключением и приношениями в пользу церкви с конфискацией порубленного; оскорбление духовных лиц влекло тяжелое наказание. Преступления и проступки против порядка управления и должностные.—Присвоение ненадлежащего титула или чина наказывалось плетями и тюремным заключением, в важных случаях могло повлечь и смертную казнь; уклонение от воинской повинности наказывалось тюрьмой, плетями и смертной казнью; оскорбление главы государства и высших чинов—плетями, тюрьмой и даже смертной казнью; оскорбление прочих гражданских чинов влекло телесное наказание; взяточничество чиновников наказывалось отрешением от должности, а также иногда и заключением в тюрьме; растрата государственного или церковного имущества влекла тюремное заключение. Преступления против личности и нравов.—Убийство наказывалось смертной казнью (голова за голову), а за убийство родителей полагалась смертная казнь путем изрезания на куски; нанесение ран и увечий влекло телесное наказание и тюремное заключение с цепью на шее и возмещение расходов на лечение; истязание—телесным наказанием и заключением в тюрьме; нанесение побоев, оскорбление словами и действием, лжесвидетельство, нарушение тишины и порядка, ссоры и драки влекли телесное наказание. Прелюбодеяние рассматривается, как небольшой проступок, в этом случае обидчик платит в пользу обиженного коня с седлом; изнасилование наказывается штрафом, а при вредных последствиях—краткосрочной тюрьмой и уплатой расходов на лечение. Преступления имущественные.—Грабеж имел последствием плети, тюремное заключение, в наиболее важных случаях и смертную казнь; кража (особенно часто кража скота) нормировалась след, образом: первая кража наказывалась 20—30 ударами плетей с уплатой убытков, вторая кража—40-45 ударами плетей, 1-2 мес. тюрьмы и уплата убытков вдвойне, в третий раз—50-100 ударов плетей, 1-2 тюрьмы и 40-50 дней публичного ношения колодки и т. д.; неисправимые воры подвергались лишению конечностей и даже глаз, а также кастрации; подлог и мошенничество наказывались, как кража; потрава хлебов влекла штраф скотом, растрата частного имущества влекла телесное наказание. Разбой и поджог не встречались. Принимались во внима- ние смягчающие вину обстоятельства (нужда, невежество и нек. др.). Малолетние не наказывались, а отдавались под надзор родителей. Дворяне были избавлены от телесных наказаний. Организация суда. В области организации суда положение дела при правительстве Автономной Монголии в общем мало изменилось. Суд остался соединенным с управлением. По менее важным делам общего характера первой инстанцией являлось хошунное управление. Второй инстанцией был председатель сейма и его управление, при чем он же являлся и первой инстанцией по более крупным делам. Третью инстанцию составляло министерство юстиции в Урге, которое кроме того было второй инстанцией по более крупным делам и первой инстанцией по делам князей, изъятых из компетенции не только хошунного управления* но и сеймового J). Этому общему суду не были подсудны гегены, хутухты и шабинцы, которые судились в шабинском ямыне. Компетенция хошунного суда ограничивалась мелкими делами, напр, в цецен-хановском аймаке до 2 голов крупного скота, 8 мелкого или 39 лан и наказание—не свыше 100 плетей и 3-х месячной шейной колодки, а штраф до 9 голов мелкого скота или одной лошади. Более крупные дела были подсудны председателю сейма в качестве суда I инстанции. Различия между гражданским и уголовным судопроизводством не существовало. В порядке уголовного дознания применялись пытки (пристрастие), при чем более жестокие из них вышли уже из употребления под влиянием европейской и главным образом русской культуры. Но и при правительстве Автономной Монголии допускалось: 1) битье ремнем по щекам, 2) битье палками по мягким частям (до 100 ударов) и 3) обвиняемого ставили на острые камни. Кроме того применялось иногда испытание в виде целования выходного отверстия заряженного ружья, направленного на обвиняемого, клятва именем детей и нек. др. Обжалование в следующую инстанцию уголовных и гражданских дел допускалось, но никаких сроков на это установлено не было. Из изложенного видно, что в Автономной Монголии в сфере уголовного права и процесса действовали по преимуще- *) Майский насчитывает четыре судебных инстанции. Он сообщает (см. ук. соч., стр. 287), что третьей инстанцией являлись наместники (амбани) и четвертой министерш ство юстиции. Но дело в том, что в Авт. Монголии китайские амбани были упразднены, а заменившие их по соглашению 1915 г. китайский комиссар и его помощник» не имели функций управления. Кроме того, и надобности в участии последних не было, так как окончательной инстанцией вместо палаты внешних сношений в Пекине сделалось министерство юстиции в Урге. ству нормы китайского законодательства для Монголии, лишь частично восполненные некоторыми институтами чисто монгольского права (напр, штраф скотом, наказание плетью и немногие другие), в области же частного права действовало монгольское обычное право. Как отличительную особенность можно отметить, что сравнительная мягкость уголовных норм Цааджин Бичик сменилась здесь значительно большей суровостью и жестокостью наказаний. Получила применение квалифицированная смертная казнь, тюремное заключение на продолжительные сроки, канга, наказание палками и др. институты китайского права. И китайское законодательство со своими жестокими приемами дознания и суда и суровыми наказаниями, будучи применяемо в течение долгого времени, вошло в обиход, в обычаи монголов, Что касается частного права, то здесь мы наблюдаем по существу то же обычное право, что в Цааджин Бичик, с некоторым дальнейшим развитием отдельных институтов (напр, выдела дочерям наел, доли вместо приданого). Таким образом мы видим здесь действие норм двоякого порядка: писанного китайского права и обычного монгольского права. Область господства первого—уголовное право, область господства второго—гражданское право, но с некоторыми отступлениями в первой в область монгольского обычного права и с незначительными отступлениями во второй в сторону китайского права. Взаимоотношения китайского права и монгольского заслуживают более подробного рассмотрения (см. след, главу).
<< | >>
Источник: Рязановский В.А.. Монгольское право (преимущественно обычное). Исторический очерк. 1931

Еще по теме ГЛАВА V. Право Автономной Монголии.:

  1. ГЛАВА III. Право северной Монголии (Халхи).
  2. ГЛАВА I. Общее право монголов эпохи Чингиз-хана и его преемников.
  3. МОНГОЛО-ТАТАРСКИЕ ГОСУДАРСТВА НА ТЕРРИТОРИИ НАШЕЙ СТРАНЫ (XllI-XV ВВ.). ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ЗОЛОТОЙ ОРДЫ
  4. Глава 20. Автономная некоммерческая организация
  5. ГЛАВА IV. Китайское законодательство для Монголии.
  6. ГЛАВА. Дополнения к Монголо-ойратскому уставу, составленные при хане Дондук-Даши.
  7. Глава 21. ПРАВО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ. ПРАВО И ПРАВОСОЗНАНИЕ
  8. Автономные учреждения
  9. АВТОНОМНЫЙ РИСК
  10. Автономные и быстроразворачиваемые системы
  11. Ханты-Мансийский автономный округ
  12. ПОСЛЕДСТВИЯ МОНГОЛО-ТАТАРСКОГО НАШЕСТВИЯ НА РУСЬ
  13. РАВНОВЕСИЕ И МУЛЬТИПЛИКАТОР АВТОНОМНЫХ РАСХОДОВ
  14. Измерение автономного риска: среднеквадратическое отклонение
  15. § 5. Право личного пользовладения (узуфрукт), право приобретения чужой недвижимой вещи и право вещных выдач
  16. Регулирование земельных отношений недропользования в Ямало-Ненецком автономном округе
  17. Лекция 3. Материальное и процессуальное право. Публичное и частное право. Внутригосударственное (национальное) и международное право
  18. 13. Публичное и частное право. Материальное и процессуальное право. Национальное и международное право.
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Юридическая этика - Юридические лица -