ГЛАВА IV. Организация суда у калмыков.

Сведений об организации судебного дела у калмыков при их переселении и за первое столетие пребывания их в России не имеется. Однако, нельзя сомневаться в том, что они принесли с собою те судебные учреждения, какие существовали у них в Джунгарии и что калмыцкие суды в России были организованы по образцу ойратских.
Последнее подтверждается тем обстоятельством, что ойратский устав 1640 г. с дополнениями к нему был действующим кодексом среди калмыцкого народа. Согласно же ойратскому уставу и дополнениям к нему хана Галдана у ойратов были два вида судов: местные, хотонные суды и главный судг). С аналогичными двумя видами судебных учреждений встречаемся мы и у калмыков: местные суды (по законодательству Дондук-Даши просто зарго, по дальнейшим данным—улусные зарго) и главный суд—Зарго. ? Так, в дополнениях к уставу 1640 г., составленных при хане Дондук-Даши (половина XVIII в.) говорится о судах (зарго), как об обычном явлении и предписывается им руководствоваться дополнениями к уставу 1640 г., а при недостатке положений последнего самим уставом 1640 г. или обычаями (70-6). Кроме того, в то же время при хане существовал особый правительственный совет, который ведал не только делами управления, но и суда и, очевидно, делами суда по преимуществу, так как и назывался Зарго—суд. Приговоры этого суда утверждались ханом. Он состоял из 8 членов, назначавшихся и увольнявшихся ханом. При преемнике Дондук-Даши наместнике ханства—Убаши была произведена реформа Зарго: хану (наместнику) было предоставлено назначение и смещение лишь 3-х членов Зарго, остальные пять избирались нойенами и духовенством. Утверждение приговоров было предоставлено хану лишь по соглашению с чиновником (русского) правительства, при разногласии решающей инстанцией являлась Коллегия Иностранных Дел. Очевидно, (в качестве общего правила) местные зарго (хотонные или улусные) были судами I инстанции, а главный Зарго судом второй инстанции. После ухода калмыков из России в 1771 г. при реформе управления звание хана и суд Зарго были уничтожены и решение судебных дел вместе с управлением были переданы в улусы, главам улусов (владельцам, нойенам). Однако в следующем 1772 г. Зарго был восстановлен, но в составе лишь 3-х членов, а в 1799 г. при наместнике Чучее Тундутове Зарго был восстановлен в прежнем составе из 8 членов. Свод калмыцкого права 1822 г. говорит об улусных судах и главном—Зарго. По правилам об управлении калмыцким народом 1825 г. в улусах существовали улусные суды, а в г. Енотаевске суд Зарго —из 8 членов, из коих 2 от духовенства и б от нойонов и зайсанов—в качестве II инстанции, при чем Зарго ведал только судебные дела. Таким образом с 1825 г. судебная функция была отделена от административной. По положению об управлении калмыков 1834 г. в улусах существовали улусные зарго в качестве суда I инстанции. Председателем улусного зарго являлся нойон или правитель, членами —улусный попечитель, его помощник и два ассессора от зайсанов. II инст. являлся суд Зарго из 5 членов: председатель, два советника от правительства и два депутата от нойенов. Согласно положению 1847 г. судебными делами ведали в качестве суда I инст.—улусные зарго, состоявшие из председателя—улусного попечителя, двух членов и двух заседателей от калмыков. Улусные зарго составляли первую инстанцию „по тяжебным и уголовным делам". Каких либо исключений или изъятий из означенной компетенции установлено не было (как это было у бурят), очевидно, потому, что в составе улусных судов существовали члены от правительства, а второй инстанцией была сделана Астраханская палата гражданского и уголовного суда. По Своду Зак. изд. 1890 г. по прод. 1906 г. судебная организация калмыков (Астрах, и Ставропольск. губ.) представлялась в следующем виде]). В каждом улусе имелся суд—зарго из 5 членов: председателя, которым являлся улусный попечитель, двух членов—помощников попечителя и двух заседателей от калмыков. Последние избирались из-зайсанов, не имеющих аймаков, или из бывших владельцев, а при неимении таковых из простолюдинов (516,517,462 ст.).
Улусному зарго подведомственны все вообще дела по тяжбам, проступкам и уголовным преступлениям и также дела по опекам над малолетними в качестве суда I инстан, (518). Улусные зарго обязаны ежемесячной отчетностью перед Управлением калмыцким народом (521). Члены улусных зарго и служащие при улусных зарго чиновники отвеачют за упущения, подлоги, волокиту по общим положениям о судебных местах I степени (523). II инст. по Астрах, губ. являлся Астраханский окружный суд на тех же основаниях, что прежде (до 1894 г.) Астраханская палата гражд. и уголовн. дел. Дела на ревизию в указанных в законе случаях улусные зарго представляли в Астраханский Окружный Суд. Наблюдения за полицейскими дознаниями по угол, делам возлагались прокурором Астра- ханского окружного суда на его товарищей (524,525). Мы закончили обозрение права монголов, бурят и калмыков и можем с полным основанием сказать, что во всех указанных разновидностях мы имеем дело с одним правом—монгольского корня, сохранившим свои основные черты в большей неприкосновенности в сфере частного права, институты которого мы и старались возможно подробнее изобразить здесь. Это право в основе своей есть право народа—скотовода, сохранившего скотоводческую культуру и патриархально-родовой строй со всеми существенными институтами последнего: деление на роды, патриархальная власть домовладыки, отсутствие права собственности на недвижимость, слабое развитие гражд. оборота и т.д. В этой общей картине монгольское право представляет общую основу, а бурятское и калмыцкое право—его разветвления со своими особенностями. Однако необходимо отметить в развитии последних значительные различия. Бурятское право самостоятельнее калмыцкого. Несомненно бурятские племена издавна оторвались от общего монгольского корня и таким образом издавна были предоставлены своему собственному развитию. Они и выработали самостоятельно свои правовые обычаи, имеющие, конечно, в основе общую скотоводческую кочевую культуру и патриархально-родовой строй отношений и самостоятельно создали свои уложения и положения—сборники таких правовых обычаев. Калмыки, наоборот, лишь недавно, всего в XVII столетии оторвались от общего монгольского (ойратского) основания и долго еще поддерживали с последним тесные сношения. В южно-русские степи они явились уже со сложившимися правовыми обычаями и приняли к руководству общий монголо- ойратский кодекс. И все дальнейшее развитие калмыцкого права представляло лишь видоизменение норм этого кодекса в связи с постепенным изменением обстановки их жизни *). Необходимо далее отметить, что на ряду с ярко выраженными чертами хорошо сохранившихся патриархально-родовых отношений внимательное изучение открывает в обычном праве монгольских племен и значительные пережитки предшествующей более древней эпохи —эпохи матриархата, что открывает и более широкие научные перспективы в изучении монгольского права 239). Наконец, мы считаем не лишним отметить здесь еще одно достойное внимания обстоятельство. Это обстоятельство заключается в следующем.—Народ, живущий скотоводческим хозяйством и патриархально-родовым строем со слабо развитым гражданским оборотом, не обладающий специальным законодательным аппаратом, обладает вместе с тем каким-то особым стремлением к нормативизму, к оформлению своей жизни путем приведения в ясность и закрепления своих правовых обычаев в особых сборниках, уложениях и положениях. И с этим явлением мы одинаково встречаемся, как у собственно монголов, так и у бурят и калмыков, со времен Чингиз-хана и до последнего времени, начиная с великой Ясы и до бурятской новеллы № 3 (1918 г.). И использованные в настоящей работе правовые памятники монгольских племен, не смотря на их значительное количество, как нам известно, не исчерпывают всего оформленного правового материала, которым руководствовались монгольские племена в своей жизни. Эта черта, особенно ярко проявившаяся у монгольских племен, не может не обратить на себя внимание исследователя и не быть отмеченной им.
<< | >>
Источник: Рязановский В.А.. Монгольское право (преимущественно обычное). Исторический очерк. 1931

Еще по теме ГЛАВА IV. Организация суда у калмыков.:

  1. ГЛАВА I. Калмыки.
  2. Статья 315. Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта
  3. § 3. Полномочия и основы организации Конституционного Суда РФ
  4. §3. Состав суда
  5. §2. Полномочия суда
  6. 7.2.1. Объявление решения суда
  7. 6. Состав суда и его полномочия
  8. § 10. Постановления Конституционного Суда РФ
  9. ПОДГОТОВИТЕЛЬНОЕ ЗАСЕДАНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА
  10. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ЗАСЕДАНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННОГО СУДА
  11. § 2. Статус судьи Конституционного Суда РФ
  12. § 3. Судебные полномочия Верховного Суда РФ
  13. Выбор компетентного суда
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Юридическая этика - Юридические лица -