Нормы обычного права.

Управление. Туземцы Восточной Сибири, в том числе и буряты, управлялись своими родоначальниками—тайшами, шуленгами, зайса- нами и т. п. Как было уже указано, русские власти первоначально не вмешивались в управление туземцев.
Наоборот, они подтверждали и укрепляли права родоначальников, стараясь привлечь их на свою сторону. Так, первый наш посол с Китаем окольничий Головин (1687-1689 г.) назначил некоторым туземным родоначальникам жалованье из казны. По представлению другого нашего посла гр. Рагузинского русское правительство, начиная с 1729 г., начало жаловать старших туземных начальников званием—тайшей, русскими чинами (в памятниках встречаются титулярные советники, коллежские ассе- соры, надворные советники тайши и зайсаны) и жалованьем по указанным званиям и чинам. В 1729 году были впервые даны оффициальные патенты на звание тайши: Голзотского рода зайсану Шодо, Цонголова рода—тайше Лапсану, Сарто- лова рода зайсану Дулькице167). У хоринцев образовались три должности тайш: главный тайша или первый, второй и третий тайши (а впоследствии и четыре). Первым оффициально утвержденным тайшей 11 хоринских родов был Шодо. В патенте 1729 года о назначении Шодо тайшей между прочим сказано: „с того Шодо, а также с его кровных родственников и сыновей не только в нашу казну не требовать податей, но и ввиду пожалования Нашим Императорским Величеством, выплачивать нашему верному тайше Шодо по 20 р. жалованья ежегодно из нашей Государственной Казны". После смерти тайши Шодо, указом от 25 февраля 1732 года, утвержден тайшей сын его Ринце; после смерти последнего в 1765 году, утвержден сын Ринце Джанцан; после его смерти, указом 4 декабря 1768 г., младший брат его Дамба Ринцейн был поставлен тайшей и умер бездетным. Еще в 1759 году указом пограничного Комиссариата зайсан Михайло Батохин был сделан исправляющим обязанности тайши. После чего зайсан Дельгер Мордаин, указом Иркутского Наместнического Правления от 1 февраля 1793 года был утвержден тайшей, а после его смерти младший брат его Галсан Мордаинов сделался тайшей, а на его место сын его Дымбил Галсанов был утвержден главным тайшей. В 1732 году была учреждена должность второго тайши для замещения первого, а с увеличением населения в 1793 г. была учреждена должность третьего тайши хоринских родов. Должность четвертого тайши появилась в XIX ст. и имела, повидимому, специальное назначение: была установлена для отдельной группы агинских бурят. Должность главного тайши Шодо и его потомков представлялась более важной и власть его более сильной., нежели должность и власть второго и третьего тайши, так как первый тайша был назначен патентом верховной власти, а второй и третий тайши назначались указами губернских властей, первый тайша с потомством был освобожден от уплаты ясака и даже награжден жалованьем, какими прерогативами не пользовались второй и третий тайши. Что касается пределов власти первого тайши, то она не была точно определена. В патенте тайши Шодо есть лишь общее указание на то, что хоринские буряты во всех делах должны слушаться тайшу и ему подчиняться. Круг ведомства главного тайши простирался на все 11 хоринских родов. В силу крепости родовой организации и патриархальности быта власть главного тайши была неограниченной и безапелляционной. Жалоба на главного тайшу русским властям рассматривалась как преступление. В указах, выдаваемых губернскими властями на должности второго и третьего тайши, компетенция определялась, как поручение решать „все дела каса тельно сватовства; взаимного отдаривания скотом, ссор, воровства и прочих маловажных дел за исключением серьезных дел и дел об убийстве человекаВторой и третий тайши со своими родами имели кочевья по Тугную и Хилку и управляли бурятским населением, живущим по тем местам. Они приезжают на съезды к главному тайше, на конторские албанные съезды (сеймы, сугланы) и по специальным вызовам для обсуждения дел. Они подчинены главному тайше, оказывают ему почет, беспрекословно исполняют все его приказания и на съезде слово главного тайши имеет перевес168). В 1749 году для бурят хоринцев была учреждена Онинская контора, первоначально под названием: „мирской сборной избы" а затем „конторы*1. Со времени учреждения последней, все указы и распоряжения начальства, а так же дела, подлежащие хранению, стали содержаться в той мирской избе-конторе. 27 февраля 1816 года было предписано поставить в конторе зерцало. Ведомство конторы заключалось в том, „чтобы решать после главного тайши среди Хоринского народа все дела“. Присутствие конторы состоит из главного тайши и б депутатов, последние дежурят в конторе поочередно и решают дела, при чем два депутата с тайшей всегда должны находиться в конторе, остальные четыре депутата должны разъезжать по местам для управления и решения дел169). Для решения важных дел должны съезжаться в контору все тайши и депутаты, при невозможности для последных приехать, их заменяют сугланные родоначальники (там же). Кроме конторы существовали по родам мирские сугланные избы (Об. хор III, I, приговоры 1817 и 1818 г.). Денежными делами и кассой ведал особый выборный казначей 170) Кроме трех, а впоследствии четырех тайш у хоринцев в каждом роде имелся родовой начальник (теригуу). С 1809 года родовые начальники получали от правительства чин IX кл. В каждом роде имеются сайты—зайсаны, шуленги и засаулы по одному на каждые 200 человек податного населения и даамылы —по одному на 50 человек. Зайсаны, шуленги и засаулы решают и приводят в исполнение дела, указанные родовыми начальниками (теригуу), главным тайшей и Онинской конторой и об исполнении доносят главному тайше и конторе. На обязанности указанных сайтов лежит: сбор податей и повинностей и сдача их в казну, заботы о пополнении хлебо-запасных магазинов, наблюдение за исправным содержанием местных почтовых и уездных станций, наблюдение за починкой мостов и дорог, заботы о развитии хлебопашества, доставлении различных сведений („ведомостей“), собирание шерсти в казну; к их компетенции, согласно обычаю, относится и решение дел о сватовстве, местных тяжб о скоте, о кражах, разных ссор и тяжб между супругами и т.п. Они решают означенные дела согласно указа о назначении на должность, где определяется их компетенция и применительно к степному уложению (обычаям). Виновных они наказывают розгами, запирают под арест и взыскивают в пользу общества денежные „штрапы“. Указанные должности сайтов выборные, но по обычаю избирались дети и ближайшие родственники прежних сайтов и большинство должностей сделалось наследственными, а избрание обычно носило лишь формальный характер или совсем отсутствовало. Сайты подлежали утверждению в должности губернским правлением, но далеко не все они представлялись на такое утверждение, а нередко исполняли свои обязанности согласно избрания; сайты не получали жалованья; в 1818 году их было 66 человек1). У селенгинцев также на должности главных тайшей и родоначальников (зайсанов, шуленг и т.п.) избирались „наследственно по поколению" и утверждались указами начальства. Если у родоначальника не окажется потомков или оставшиеся вследствие болезни или по другим причинам не будут в состоянии отправлять обязанности по должности, вместо них избираются ближайшие родственники; если оставшийся сын или потомок умершего родового начальника малолетний, то до достижения им или 15—18 летнего возраста управление должности поручается кому либо из ближайших родственников или особо избранному лицу. Если наследник не будет избран в должность родоначальника вследствие совершенного им преступления, его поколение теряет право на занятие должности, в других случаях—нет. Если после умершего родоначальника не окажется потомков, ни родственников, выборы производятся из общественников „человека честного поведения, имеющего хороший достаток и знающего грамоту“ (Об. сел.. IX, 167, 168). Во временные должности конторских депутатов, помощников шуленг и других выбираются по состоянию и очереди (там же, IX, 169). Все подати и повинности родовых старшин, несущих службу по выборам и утверждению начальства, оплачиваются обществом (там же, 171; ср. Об. хор.—III, 4). Обязанности зайсанов и шуленг: исполнение предписаний главного тайши, его помощника, конторы и депутатов, собирание и доставление в установленные начальством сроки ясака, податей, земских повинностей, установленных ведомостей и сведений в главную контору (там же, 172, 173). За неисполнение или небрежное исполнение их обязанностей главные тайши имеют право налагать на шуленг и зайсанов наказания, а родовые шуленги—на десятских и про чих подчиненных им должностных лиц (173, 174). На родовых старшин возлагается и решение спорных дел (175, 177). Подати и повинности. Все подати и повинности, ложившиеся на туземцев, можно разделить на два разряда: на казенные, поступавшие в государственную казну, шедшие на общегосударственные нужды и на местные, шедшие непосредственно на покрытие нужд и потребностей самих инородцев. Главною податью общегосударственного характера является „ясак". Ясак представлял прямой налог и состоял первоначально из шкур пушного зверя (соболя, чернобурой лисицы, песца и др.; единицей измерения служил соболь), впоследствии ясак был переведен на деньги. Ясак уплачивался различно: поголовно, с рода (так именно у бурят), с волости. Размер ясачного оклада определялся в зависимости от возраста плательщика, его семейного положения, имущественной состоятельности и доходности его промыслов. Платящие ясак инородцы и получили отсюда общее название ;,ясашных“ (податных). Сбор ясака производился однажды в год двояким способом: сборщики ездили за получением ясака в кочевья туземцев, впоследствии на их съезды (албанные сеймы, сугланы и т. п.) или же туземцы сами привозили его русским властям. С образованием более прочных связей с туземным населением второй способ постепенно вытеснил первый. Кроме указанного прямого налога туземцы несли еще ряд натуральных повинностей: в западной Сибири—отправляли „государеву пашню", везде несли подводную повинность по доставке запасов и перевозке людей, отправляли „ямскую гоньбу" и т. п. Буряты уплачивали ясак по родам. Наблюдение, надзор и побуждение к платежу ясака и исполнению повинностей возлагалось на тайшей'и конторы, а также на мирские и суглан- ные избы, которые наблюдали за сбором ясака и прочих податей подчиненными им родоначальниками. Непосредственный сбор ясака и прочих податей возлагался на родовых начальников—зайсанов, шуленг, засаулов и т. п., которые в назначенный для взноса ясака срок должны были разъезжать по кочевьям для понуждения к взносу и представлять ясак в мирские избы, а оттуда в общеродовые конторы. За небрежность, недосмотр и послабление по сбору ясака—тайши и родоначальники несли наказания (Об. хор. Ill, I; Об. сел., 172). Воспрещалось родоначальникам пересылать ясак и денежные сборы в мирские избы и конторы с ясашными, податными людьми, а должны это делать сами родовые начальники, иначе за пропажу и недостачу несут ответственность (Ст. Ул. 103; Об. хор., III, 3). Все внутренние сборы на мосты, перевозы, починку дорог, на содержание домов-собраний при конторе и проч. собирались раз в год. При чем главные и прочие тайши с родовыми сайтами на съезде предварительно намечали, на какие расходы и сколько денег следует собрать с народа (т. е. составляли годовую смету), о чем и составляли приговор; затем производилась разверстка означенной суммы по родам, подушно „на все состоятельное население", „с состоятельных всех классов людей". Деньги собирались через родовых начальников и вносились в контору, здесь они записывались в особую книгу. Контора выдавала деньги под расписку на расходы. По истечении года книга для отчетности представлялась в Земский Суд :). Отбывание натуральных повинностей, например, исправление трактов и проселочных дорог возлагалось поровну на местных жителей, при чем большие починки должны производить, как вблизи, так и в отдаленности обитающие (кочующие), а малые только вблизи тракта или дороги живущие (кочующие)— (Об. хор., V, 2-4). В наказе-распоряжении главного тайши Дамбо-Дугар-Рин- чино на имя зайсана Мордиана 1793 г. указывается на злоупотребления подводной повинностью („впределах наших одиннадцати родов всякий нужный и ненужный люд пользуется подводами171'—пишет главный тайша) и предписывается не давать подвод тому, кто не имеет „пилета“ или документа на пользование подводой.
Если даже сайт будет пользоваться подводой, не имея от тайши билета, то такого сайта надлежит схватить и представить тайшам 172). Скотоводство и охота. Основным источником средств существования издавна служили у бурят охота и скотоводство. Памятники обычного права содержат большое количество постановлений, относящихся к тому и другому. Большая часть этих постановлений относится к частному или уголовному праву и будет нами рассмотрена дальше в соответствующих местах. Из прочих норм надлежит отметить следующие. Скотоводство. Предписывается о скоте, больном заразною болезнью, объявлять сайтам и удалять его в особые урочища, отделяя от здорового скота, через начальствующих лиц испрашивать знающих ветеринарное искусство лам и лечить больной скот; за сокрытие такой болезни наказывать родоначальника штрафом в 10 рублей, а родичей—лозами (Об. хор., XII, 14; Об. сел., 71). Если кто погибнет от заразительной болезни, хо зяин должен сделать заявление старшинам и зарыть труп вдали от пастбища глубоко в землю (Об. сел,, 19). В случае если кто приблизится к чьему либо кочевью с зараженным скотом и погибнет у владельца кочевья скот—первый платит половину убытка (С. У., 71); по Уложению 1781 года не донесший начальству о заразительной болезни скота отвечал за убытки от распространения заразы. Скот охраняется запрещением ставить близ его пастбищ ловушки и вырывать ямы ближе 5 или 7 верст (Ст. Ул.; Об. хор. XII, 2). О присталом скоте надлежит втече- нии семи суток объявить народу, через семь дней послать извещение ближнему сайту, последний втечении двух месяцев должен объявить о том, начальству. Если втечении трех месяцев по объявлении владелец не явится, скот отдается объявившему о присталом скоте (С. У., 131; Об, сел., 17). Кто поймает чужой скот в хлебе или .на покосе, обязан хранить его до отыскания хозяина, о чем должен объявить старшине, пользоваться скотом может, но не вправе изнурять его работой и ездой (Об. сел., 165). Если кто отдаст свой скот в стадо другого с его согласия и присоединенный скот уведет хозяйский и последний погибнет, убыток делится пополам; если же скот был припущен без согласия хозяина, происшедший убыток уплачивает припустивший скот (С. У., 69). Охота. Воспрещается ставить самострелы и ловушки, когда земля еще черная, т.е. пока не выпал снег или окончательно не стаял. (Ст. Ул. 111). Ямы, самострелы, ловушки и прочие приспособления лова разрешается ставить лишь дальше 20 верст от жилищ, с извещением о том местных жителей; в случае, если извещение не будет сделано, хозяин ловушки должен возместить происшедший от того ущерб. Если же ловушки будут поставлены ближе 20 верст и произойдет ущерб и несчастье, то, кроме возмещения ущерба, хозяин ловушки подлежит наказанию (С. У., 86; Об. сел., 130). Воспрещается вырывать ямы ближе 20 верст и ставить ловушки ближе 5 и 7 верст от скотского пастбища, в противном случае—возмещение убытков и наказание (С. У., 86, Об. хор., XII, 20; Об. сел., 140). Прежде разрешалось ставить ловушки с петлями только лицам, имеющим меньше 200 голов скота, имеющим же больше воспрещалось. Для лиц, имеющих свыше 200 голов скота, даже охота разрешалась лишь для уплаты ясака1). При облавах на зверей, ежели у кого падет лошадь или случится какой либо другой убыток, то половину последнего уплачивают соучастники по облаве и добыча делится поровну (Ст. Ул., 37; Об. сел., 143); если же охота небольшая и участников всего 2-3 человека—убыток разлагается на всех поровну, равно и добыча (Об. сел., 141). О религии и духовенстве. Господствующей религией забайкальских бурят является 'буддизм в форме ламаизма. Цаадза (закон, указ, предписание) 1759 г. летнего последнего добавочного месяца 17 дня*) содержит следующее постановление. „Некогда Будда Шигемуни соизволил изречь: Нет учителя, подобного Будде, нет добродетели, подобной учению (Ном), нет сосуда, подобного Общине, нет путеводителя, подобного Тарни—такова заповедь. Отныне в будущем, покланяясь ламам и бурханам, да очистим свои грехи. После смерти не будем убивать своего коня, но согласно вере (Ном) пожертвуем ламам и бурханам. Если нечего будет пожертвовать у бедного человека, то можно ограничиться тем, что есть, хотя бы одной копейкой. Если кто не будет слушаться правил (иоса) настоящего закона (цаадза) и по старинному обычаю убьет своего коня,2) то с тем человеком поступить согласно закону3/ Обычное право селенгинских бурят содержит по данному вопросу следующие постановления. „С давних уже лет принявшие веру бурхана шигемони, т.е. ламаискую, мы сделались привязанными к кумиренному священному лачискому чтению книг, показывающему нам прямой путь душеспасения; но напротив того многие некоторых родов не держатся сего закона, а употребляют обманщиков или шарлатанов, называемых шаманами, которые уверяя простодушных, чрез посредство их шаманства, облегчением от болезней, назначают или лучших лошадей или лучшие и редкие вещи, якобы требует того дух, ими призываемый, но вместо того употребляют их в собственную пользу, а через то приводят других в большой убыток, а некоторых в самую крайнюю бедность. В отвращение чего нужным считаем такое непомерное злоупотребление и обман вовсе искоренить и привести простодушных к признанию закона, всеми почти принятого (Обл. сл. ст. 93)*). Ввиду этого предписывается к больному призывать лам и хо- вараков, за обращение же к шаманам и шаманкам наказывать: и приглашающего и шамана отдачей в кумирню для варения пищи и штрафом в 10 рублей каждого (Об. сел., 94). „Как известно нам, говорится дальше, что некоторые бурятские роды, живущие почти соседственно с таковыми же ведомствами наших селенгинских, не зная настоящей веры, не оставляют еще и поныне старый порядок необразованной религии, весьма противный порядок, как например, если кто умрет не призывая лам для отпения и погребения, тело умершего, одев в хорошее платье увозят в степь или в лес, оставляют там и кладут вместе с ним лук со стрелами, колчан и другие самонужнейшие по жизни человеческой вещи; равным образом убивают любимую умершего лошадь и оную со всем верховым прибором, седлом и прочим оставляют при мертвом теле; но дабы из наших селенгинских бурят, а особенно живущие в недалеком расстоянии от тункинских и кудинских, никто по простодушию не мог последовать такому порядку, полагаем: ежели кто помрет, то к отпеву и погребению приглашать лам, кои от того ничуть отказываться не должны, за что всякий, по состоянию своему, может и обязан делать ламам пожертвования для поминания умершего, а ламы признавать себя должны довольными; буде же кто узнает, что кто нибудь в противность сему нарушает порядок религии, то должен о том объявить старшинам и старшины за нарушение порядка веры должны наказывать" (Об. сел., 95). Дальнейшие нормы, относящиеся к данному вопросу: Строить кумирни равно и поправлять оные предписывается при помощи добровольных пожертвований, а не обязательных сборов с народа. Кумирни имеют свои имущества, в кои поступают остатки от жертвоприношений. Содержание кумирен- ных писарей производится из кумиренного имущества и только одному главному писарю всех хоринских кумирен содержание платится из общественных сумм. Содержание при кумирнях та- кильчинов (род пономарей) производится также из кумиренного имущества (обычаи хор., 1-1).173) Всем, носящим сакили (красные пояса), т. е. духовным, запрещается убивать животных (там же, 1-2). Чиновным и штатным ламам предписывается безвозмездно обучать при кумирнях учеников (от 10 до 25 лет) грамоте, чтению духовных книг и пр.; без разрешения ламы— учителя, ученики не вправе куда либо отлучаься (там же, 1-2). При кумирнях существуют приходы из достойных людей, кои и содержат лам. Вошедший в такое приходское товарищество не может выйти из него, за исключением случая впадения в полную бедность (там же, 1-3). Живущим своими юртами близ кумирни ламам покосы и выпуски отводятся по близости, живущим без юрт также по близости отводятся покосы по числу лошадей и дойных коров; ламы, живущие вдалеке от кумирен, пользуются покосами и выпусками из местных общественных земель. Живущие в кумирнях для обучения ламы получают половину содержания от кумирни (1-7). Для приезда в кумирню живущие в отдаленных улусах ламы и ученики пользуются общественными подводами (1-6). Ламы могут заниматься врачеванием, астрономией, перепискою священных книг, раскрашиванием бурханов—на основании экзамена с позволения знающих кумиренных лам (там же, 1-4). Кто из простых ученых людей с позволения известных хороших лам пожелает отправлять для других чтение книг и заниматься лечением, тем не воспрещается (1-5). Количество лам при дацанах и кумирнях определено комплектом (штатами), в комплектные ламы производятся выборы с участием светских старшин (1-6)*). Для управления делами кумирни ламы с участием тайшей, зайсанов и светских старшин выбирают из комплектных лам должностных лиц, в частности управляющего кумирней (настоятеля) и заведывающего имуществом кумирни, а на одного из светских старшин возлагается надзор за имуществом кумирни (1-5, 6). Относительно обязанностей службы все ламы зависят от главного ламы, настоятеля, или управителя и прочего духовного начальства; за самовольные действия подвергаются наказаниям (Об. хор., I 6, Об. сел., 179). Так, за неявку к отправлению службы в кумирне чиновный лама штрафуется 5 рублями, а почетный лама 2 р. 50 к., ученики наказываются лозами (Об. хор.., 126). Чиновных и старших лам не допускается подвергать обыску при дознаниях о краже (Об. сел.; II). За оскорбление духовенства наказание усиливается (см. дальше). За лекарства ламы могут взимать с состоятельных „настоящую цену“, с недостаточных „по усердию" (Об. Хор., 1-4). За лечение больного ламы получают подарки. Старое Степное Уложение 1781 года содержало по этому вопросу следующую норму: „Больной, заплативший ламе, лекарю или чтецу за посещение, имеет право требовать обратно отданное, ежели не почувствует никакого облегчения" 174). Степное Уложение 1808 года встало на более современную точку зрения. „Если для лечения кого-нибудь будет приглашен известный народу хороший ,,эмчи-лама“ (лекарь) и за принятые от него лекарства и за чтение священных книг будет заплачено больным человеком и как бы ни велика была эта плата, пусть не ищут ее обратно, если бы даже больной и умер. Но если какой неизвестный народу незначительный лама или бакши, заявит больному человеку ;,я тебя вылечу" и таким образом возьмет что нибудь, а больной этот умрет, то пусть (лекарь) вернет обратно все, что получил. Разрешается взыскивать обратно плату с неудачно лечивших шаманов *). Хоринские правила 1823 года прямо запрещают взыскивать обратно с лам и врачей плату за лечение (Об. хор. XII-9), но разрешают взыскивать обратно с неудачно лечивших шаманов (Об. хор., XII, 48). Селенгинские правила 1823 года определенно устанавливают: „Ширетуям или цоржиям и прочим ламам и ховаракам приносимый дар за чтение книг никому обратно не требовать и в том суда не давать" (Об. сел., 96, ср. 98). Если кто для лечения больного или чтения книг пригласит ламу или хова- рака 175) и в пути от падения с лошади или других причин приглашенный потерпит вред или убыток—половину расходов обязан возместить приглашавший; если же от пьянства или собственной неосторожности погубит коня и причинит другой ущерб— должен возместить его (Ст. Ул.—21, Об. сел.-—98). Ст. Ул. 1808 года запрещает ламам, бакшам, шаманам и шаманкам врачевать в пьяном виде (ст. 21). Ламы и ховараки, хотя бы и главные, как то главный лама, хаиб, ширетуй, ноин и цорджий и т. п. не имеют права судить не только дел мирян, но и мирян и ховараков: „поелику обязанность их только соблюдать благочиние и благопристойность по кумирням во время службы и распространять познание веры“ (Об. сел., 179). Кумиренные ламы по приглашению родовых старшин при разборе дел приводят стороны к присяге (там же, 180).
<< | >>
Источник: Рязановский В.А.. Монгольское право (преимущественно обычное). Исторический очерк. 1931

Еще по теме Нормы обычного права.:

  1. Нормы обычного права.
  2. Лекция 2. Структура нормы права. Соотношение нормы права и статьи нормативного правового акта
  3. Лекция 3. Нормы права и нормы морали
  4. Памятники обычного права монгольских племен.
  5. НОРМЫ ПРАВА
  6. Глава 10. Нормы права.
  7. Раздел 5 НОРМЫ ПРАВА
  8. Глава 14. НОРМЫ ПРАВА
  9. Глава XXV. Нормы права
  10. § 1. Понятие нормы международного права
  11. §2. Нормы уголовно-процессуального права
  12. 1. Понятие и признаки нормы права
  13. 3.1. Понятие нормы страхового права
- Право интеллектуальной собственности - Авторсое право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Гражданский процесс - Гражданское право - Жилищное право - Зарубежное право - Защита прав потребителей - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - История государства и права - Коммерческое право - Конституционное право России - Криминалистика - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоохранительные органы - Правоприменительная практика - Предпринимательское право - Семейное право - Страховое право - Теория права - Трудовое право‎ - Уголовное право России - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право‎ - Экономические преступления - Юридическая этика - Юридические лица -