НЕДОСТАТОК ПРОДОВОЛЬСТВИЯ В ГОРОДАХ

Но если деревня голодала, то и города в 1932/33 году жили впроголодь, с нормированным распределением продуктов. Е.А.Осокина в своей книге «Иерархия потребления. О жизни людей в условиях сталинского снабжения. 1928—1935 гг.» подробно рассказывает о снабжении городского населения в начале 30-х годов.

В 1931 году правительство уменьшило рационы для многих категорий людей и исключила целые группы рабочих и даже целые города из системы обеспечения продовольствием. Еще большие ограничения были введены в 1932 году. Уже в марте 1932 года были резко снижены рационы потребления по спискам 2 и 3. Как свидетельствует М. Долот, «городским жителям продукты распределялись по хлебным карточкам в таких маленьких количествах, что рассчитывать на их помощь не приходилось».

Но и эти нормы практически не соблюдались. Так, в феврале. 1932 г. в Донбассе местные власти, выискивая средства, ввели норму на семейность. Для строителей она равнялась 0,2 (на 10 работающих строителей обеспечивались продовольствием всего только 2 человека из общего числа членов их семей), для угольщи ков 1,1 (обеспечивалось 11 членов семей на 10 работающих), для остальных специалистов коэффициент составил 0,5 (снабжались 5 человек на 10 семей). В результате значительное число членов семей было снято с централизованного довольствия. В 1931 г. для горняков Кузбасса норма составляла 0,75 при фактической численности членов семей 1—1,85. В июле 1932 г. Ивановский обком, исходя из выделенных фондов, установил следующие нормы продовольственного снабжения: для рабочих первого и особого списков — по 1 кг крупы; 0,5 кг мяса; 1,5 кг рыбы; 0,8 кг сахара (в мес). Прочее население и рабочие предприятий второго и третьего списков получали только сахар.

Плохим было снабжение учителей, врачей, студентов. Им не гарантировался даже хлебный паек. Так, в Азербайджане в 1933 г. дневная норма хлеба для школьников была 100 г в г. Баку; 50—75 г — в других городах. По сообщениям из Днепропетровской области, в 1933

г. в городах студенты получали 300—350 г хлеба в день, в сельских местностях в большинстве случаев вообще не обеспечивались. В большинстве районов крупа и сахар выдавались учителям и врачам нерегулярно: 2-3 раза в течение года по 400—500 г. Из 140 тыс. городских учителей в порядке централизованного снабжения мясом обеспечивались только 26 тыс.

О том, что голод затронул и города, говорит увеличение смертности городского населения в 1932—1933 годах. Так, с января по июль 1932 года уровень смертности среди городского населения Киева вырос на 70%. на треть он вырос в это время даже в Москве. По данным Центрального управления народно-хозяйствен ного учета (ЦУНХУ), в 1933 г. для городского населения отрицательный естественный прирост был равен 374,6 тыс. чел. В 1933 г. общее число умерших в городах РСФСР и на Украине было выше, чем в более благополучные предшествующий и последующий годы. Причина такого положения — голод в городах из-за уменьшения норм снабжения.

В 1932 году недостаток продовольствия резко ослабил рабочих и вынудил многих из них покинутъ свои места в поисках продовольствия. Голод поразил даже Днепрострой. Во многих отраслях индустрии текучесть рабочей силы превысила 100% за несколько месяцев, а уровень производства упал до уровня 1928 года. Рабочие выстаивали огромные очереди за хлебом, часто в рабочее время. Распространились оспа, тиф, туберку— лез.... Голод затронул не только неработавшее городское население, но и рабочих, выполнявших для государства приоритетные работы сверхвысокой важности, и даже бойцов Красной Армии, поскольку в конце мая 1932 года на 16% были снижены поставки продовольствия в Красную Армию. Многие требования об увеличении снабжения, приходившие из регионов, где была индустрия высокого приоритета, были оставлены без последствий.

Остается добавить, что в 1933 году положение было еще тяжелее. Несоблюдение даже вышеприведенных норм стало не исключением, а правилом. То есть, города СССР в 1932—1933 гг. также испытывали жесточайшую нехватку продовольствия.

Глава 3

А СКОЛЬКО ЖЕ БЫЛО ЖЕРТВ «ГОЛОДОМОРА»?

Вопрос о числе жертв стал ареной манипуляционной борьбы, особенно на Украине. Непрерывно прокручиваемый украинскими националистами вопрос

о миллионах умерших от «голодомора» на Украине с упоминанием умопомрачительных цифр делает насущным ответ на вопрос, а все-таки, сколько было жертв голода? Поэтому перед тем, как начать анализ мифологии, связанной с «голодомором», мне придется проанализировать имеющиеся данные о численности погибших.

Суть манипуляций «голодомороведов» состоит в том, чтобы: 1) увеличить, насколько можно, число «жертв сталинизма», очернив социализм и в особенности Сталина; 2) объявить Украину «зоной геноцида», в отличие от остальных регионов СССР — «территорий голода», чтобы получить от России или мирового сообщества какие-нибудь компенсации.

Поэтому я, забегая вперед, сначала остановлюсь на жертвах голода. Надеюсь, что прояснение этого вопроса позволит по— том понять, рукотворный был голод или нет.

Вообще вопрос о количестве жертв голода 1932— 1933

гг. на Украине и в СССР очень сложен — точных данных здесь нет и, похоже, не предвидится. Историк Солдатенко вообще считает, что не только подсчет числа жертв, но и более или менее точная оценка этого невозможна. Он пишет. «Количество жертв (демографических потерь), как ни горько, установить хотя бы приблизительно, даже с допустимой погрешностью (хотя это звучит цинично, кощунственно, но такова источни— ковая база), скажем в сотню тысяч, — нереально».

Оценки историков расходятся от 2 млн. до 10 млн. человек погибших от голода. Обзор оценок числа жертв читатель может найти в следующей таблице. Автор Число жертв, миллионов человек Ф. Лоример, 1946 4,8 Б. Урланис, 1974 2,7 С. Уиткрофт, 1981 3-4 Б. Андерсон 1985 2-3 Р. Конквест, 1989 8 С. Максудов, 1989 9,8 ±3 В. Цаплин, 1989 3,8 Е. Андреев и др., 1993 7,3 Н. Ивницкий, 1995 7,5 '

Как видно, более поздние оценки, как правило, и более высокие.

Давайте посмотрим, соответствуют ли цифры 7 и даже 3 млн. человек имеющимся фактам. Вот рассуждение, взятое мною на одном из форумов Интернета. Если количество жертв так велико, то можно было бы утверждать, что этот исторический факт должен ос таться в памяти народа. Например, можно не сомневаться, что практически у каждого русского, белоруса, украинца, татарина (и так далее) на фронтах Отечественной войны погиб близкий родственник. Известно, что на фронте погибло примерно 8 миллионов советских солдат. А есть ли среди ваших близких тот, кто по легенде об «ужасном голодоморе» умер от голода примерно десятью годами ранее? Если же все умершие были в ограниченных районах, то они, районы, должны были просто опустеть, и не заметить этого было бы никак нельзя.

На Украине в те годы жило примерно 32 миллиона человек. Сельское население Украины в 1932 году было 22 млн. человек. Если верить украинским националистам, то умер каждый четвертый житель Украины. А поскольку голод был на селе, то там умерло около 30%. В таком случае не было бы украинца, у которого не умерло бы несколько близких родственников, а Украина тех лет должна была бы представлять собой выжженную пустыню. Даже если принять число жертв от голода 1932—1933 года в 3 млн. человек, то возникают логические неувязки. Если умерло 3 млн. человек, то кто же тогда сеял и убирал хороший урожай летом и осенью 1933 года?

Летописи средних веков доносят ужасающие картины опустевших областей после эпидемий чумы и холеры, унесших от четверти до трети жителей. Многие десятилетия спустя подобные бедствия оставляли хорошо видимый след и оставались в народной памяти многие столетия. Во время татаро-монгольского нашествия Русь потеряла около 30% населения (истори ки оценивают потери населения в 20—40%, полностью уничтожено 20% городов, еще 40% разрушено, но русские жили в основном в деревнях), что было воистину чудовищным ударом, отбросившим Русь назад на несколько столетий. Было ли нечто подобное на Украине в 1932—1933 годы? Ответ очевиден.

Неизвестный автор продолжает. «Ну ладно, допустим, иго это было очень давно, и ученые могут ошибаться. Но есть гораздо более свежие события, с которыми можно сравнить эти, с позволения сказать, «гипотезы». Достоверно известно, что во время войны погиб каждый пятый белорус и никому в Белоруссии не надо объяснять, что это имело место, то есть процентные масштабы трагедии во времена так называемого «голодомора» должны были бы быть примерно теми же. Должны быть вымершие деревни и целые районы таких размеров, что скрыть их не было бы никакой возможности.... Одномоментные массовые захоронения в результате голода были бы легко различимы (могилы проседают) и были бы найдены сразу же. Более того, вся Украина оказалась в руках немцев 10 лет спустя, неужели Геббельс упустил бы такой невероятный шанс, не провел бы массового вскрытия могил «большевистского геноцида», ведь лучший шанс для привлечения украинцев на свою сторону трудно было и придумать. А ведь известно, что абсолютное большинство украинцев оказывало ожесточенное сопротивление захватчикам, исключение составили только бандеровцы, но они-то во время «голодомора» жили не в СССР, а в Польше! Да, впрочем, украинцам, если бы они пережили такой голод, ничего не надо было бы объяснять. Вместо этого немцы применяли другие методы диалога с населением, вроде массового истребления в Бабьем Яре. Просто им было решительно нечего сказать про «голодомор».

Итак, я делаю вывод — в подавляющем большинстве статей про «голодомор» число жертв завышено как минимум в 2—3 раза.

<< | >>
Источник: СИГИЗМУНД МИРОНИН. Голодомор на Руси. 2008

Еще по теме НЕДОСТАТОК ПРОДОВОЛЬСТВИЯ В ГОРОДАХ:

  1. ЕГО УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ КОМПЕНСИРОВАЛА НЕДОСТАТОК СРЕДСТВ
  2. Инспекция МНС РФ по районам, районам в городах, городам без районного деления и межрайонного уровня
  3. Государственные программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия
  4. Теплоснабжение города
  5. З А К О Н ГОРОДА МОСКВЫ
  6. Город как система
  7. Города-государства
  8. Маркетинг города
  9. История развития и классификация городов
  10. 4 Управление городом и городским хозяйством
  11. ГОРОД КАК БРЕНД
  12. Создание брэнда города