Сложный язык Он затуманивает сознание людей


Я заметил, что ты используешь ясный, простой язык, короткие слова и сжатые предложения. Именно так следует писать по-английски. Это современный и лучший способ. Придерживайся его.
Марк Твен, из письма к молодому другу

L) еликий драматург У.
Шекспир мог использовать в своих пьесах примерно 20 тыс. английских слов. Во времена президента США А. Линкольна английский «словарь» расширился до 114 тыс. слов. В современном Словаре Вебстера содержится свыше 600 тыс. слов. Наверное, в своем последнем тысячестраничном романе Том Клэнси использовал их все.
Язык становится все более сложным. А в результате людям приходится отказываться от употребления новых и редко используемых слов.
Что если бы известные афоризмы состояли не из легких, а более замысловатых слов? Вот образцы нескольких простых идей, которые средствами языка превращаются в сложные: Миловидность обладает свойствами исключительно внешнего характера. (Внешность обманчива.) Попытки индивида познакомить престарелого меньшого брата с инновационными маневрами неэффективны. [Старого пса не научишь новым трюкам.) Исходящие от углеродсодержащих материалов видимые пары свидетельствуют о приближении момента их воспламенения. [Нет дыма без огня.) Под неподвижную массу гранитного конгломерата проникновение жидкости невозможно. (Под лежачий камень вода не течет.)
Улавливаете смысл? Хороший текст и речь должны быть ясными и понятными для подавляющего большинства читателей и слушателей. Причем чем короче они будут, тем лучше.
Телевизионный журналист Билл Мойере советовал: «Освободите свой “рюкзак” от всех прилагательных, наречий и слож-
зз

ных предложений, демонстрирующих ваши успехи в языке, но замедляющих шаг. Путешествуйте налегке. Помните, что наиболее запоминающиеся предложения в английском языке одновременно являются и самыми короткими: “Король умер” и “Черт побери”». Ho бизнесменам кажется, что им не хватает слов, и они начинают изобретать новые. Вот прямая цитата из одного футуролога (он же — гуру менеджмента): «Менеджеры пришли к пониманию нескольких типов возможных перемен. Один представляет собой то, что я называю “развитие парадигм”, и связан с тотальным качеством, непрерывными улучшениями и тому подобными методами. Другой — радикальные перемены, или изменение парадигм, не похож ни на какой другой тип перемен, с которыми мы сталкиваемся».
В одной из статей в журнале «Fortune» сообщалось, что фирма Better Communications (г. Лексингтон, штат Массачусетс), занимающаяся обучением работников навыкам письма, составила сборник так называемых записок из ада (подборка разговорных фраз менеджеров компаний, входящих в список «Fortune 500»).4 Топ-менеджмент возвысил вйдение. [Боссы смотрят в будущее дальше, чем на неделю.) Добавленная стоимость является краеугольным камнем экспоненциального роста кривых прибыли. [Давайте увеличивать продажи и прибыли, предлагая покупателям больше товаров.) Необходимо определить рамки управленческих инициатив. [Давайте составим план.) Мы применили концепцию межфункционального опыта. [Состоялась беседа сотрудников из разных отделов.) Необходимо воспрепятствовать внешнему влиянию на программы стимулирования труда работников. [He следует проявлять излишнее любопытство к заработкам других.) На данный момент ваше рабочее место определено как «защищенное». [Вас пока не уволили.)

Почему деловые люди столь загадочно говорят о таких вещах, как стержневые компетенции (что мы делаем лучше всего), наделение властью (делегирование) или парадигмы [как мы работаем)? Все настолько плохо, что в книге под названием «Причуды советов директоров» (FadSurJing the Boardroom) автор вынужден был ввести словарь новых бизнес-терминов, а газета «The Wall Street Journal» (от 8 июня 1998 г.) предложила провести соревнование по новому виду спорта под названием «словобинго». Работники набирают очки, подсчитывая, сколько жаргонных слов и выражений выдают их начальники. (Засчитываются такие слова, как «дебюрократизация», «амальгамация» и «недокапитализация».)
Нам кажется, что употребляющие столь помпезные выражения бизнесмены хотят выглядеть как можно умнее, утонченнее и значительнее. Ho все, чего они добиваются, — неразборчивость.
О чем прекрасно сказал в интервью «Harvard Business Review» Джек Уэлч, добившийся огромных успехов глава корпорации General Electric:
Неуверенные в себе менеджеры все усложняют. Напуганные, нервные, они читают толстые, запутанные книги, пользуются ежедневниками, в которых записано все, что им когда-то довелось узнать. Настоящие лидеры не терпят информационного хаоса. Чтобы быть ясным, точным, уверенным, так, чтобы каждый сотрудник организации, безразлично, на высшей он должности или на самой низшей, понимал, ради чего работает компания, необходимо быть уверенным в себе. Ho это так сложно. Вы и представить себе не можете, насколько тяжело быть простым, насколько люди боятся быть простыми. Они опасаются, что окружающие воспринимают простоту как ограниченность. В действительности дело обстоит как раз наоборот. Самыми простыми оказываются блестящие, умные люди.5
Как же менеджер должен бороться со сложностью? В этом ему могут помочь.

Доктор Рудольф Флеш предпринял одиночный «крестовый поход» против напыщенности и мрачности в письме. Его перу, в частности, принадлежит и книга «Искусство говорить просто» (TheArt ofPlain Talk), в которой высказывается мысль о том, что бизнесмены, которые пишут как говорят, пишут лучше.

По Р. Флешу, ответ на письмо должен выглядеть примерно так: «Спасибо за предложение, Джек. Я обдумаю его и при первой возможности свяжусь с Вами». Противоположный подход выглядел бы следующим образом: «На сегодняшний день Ваше предложение получено, и после надлежащего и тщательного обсуждения мы сообщим Вам результаты».
Другие ученые обнаружили, что простота письма может быть измерена. В 1950-х гг. Роберт Ганнинг предложил так называемый индекс завуалированное™, показывающий, насколько легко читается текст в зависимости от количества слов и их сложности, числа содержащихся в нем законченных мыслей и средней длины предложения.
Чтобы сделать свой текст более открытым и понятным, придерживайтесь 10 принципов ясного письма: Используйте короткие предложения. Подбирайте взамен сложных простые слова. Выбирайте знакомые слова. Избегайте ненужных слов. Наполняйте глаголы действием. Пишите так, как говорите. Используйте выражения, которые ваши читатели могут себе представить. Соотносите стиль письма и используемые слова с опытом читателя. (В этом состоит суть позиционирования.) Используйте все многообразие слов.
10. Пишите, чтобы выразить себя, а не произвести впечатление на других.

Старайтесь использовать простой, прямой язык. Откажитесь от модных бизнес-словечек не только в письме, но и в устной речи.
Более того, простота есть лучший способ не только слушать, но и слышать других людей. Весьма трудная задача в эпоху беспрестанной болтовни. В соответствии с результатами психологических исследований люди способны вспомнить лишь 20% того, что они услышали за последние несколько дней.
В статье от 10 июня 1997 г. «The Wall Street Journal» писала, что мы стали страной не умеющих слушать друг друга трепачей. Наше молчание — лишь ожидание возможности заговорить.
Более того, отмечал автор статьи, против внимательного слушания «выступает» и биология. Большинство людей говорят со скоростью 120-150 слов в минуту, хотя за это же время человеческий мозг легко может обработать 500 слов. Поэтому у нас остается масса времени для умственного беспокойства. Если собеседник говорит сложными и запутанными фразами, внимание к его речи требует героических усилий. Проще притвориться, что слушаешь.
Устраиваемые по поводу и без оного совещания и презентации, на которых произносятся запутанные речи, являются пустой тратой времени и денег. Plx участники просто отключаются (что может дорого обойтись компании).
Однажды много лет назад мой коллега и я уходили с презентации, на которой дизайнерская фирма представляла свои рекомендации по логотипу одного из товаров (стоимость проекта— миллионы долларов). Как обычно, выступающие использовали такие слова, как «модальности» и «парадигмы», и вдавались в пространные рассуждения о «цветовых предпочтениях». Нам представили неопределенные, запутанные концепции. Один из авторов этой книги, находившийся тогда на одной из первых ступенек организационной иерархии, признался коллеге, что не понял большую часть того, что было сказано, и попросил его объяснить основные детали. Неожиданно коллега улыбнулся, и на лице его отразилось облегчение. По окончании презен
тации он признался, что не понял из выступлений дизайнеров ни слова, но боялся признаться в этом, чтобы не показаться простаком.
Компания потратила миллионы долларов на смену прекрасного логотипа, потому что никто из присутствующих на презентации не набрался мужества попросить ораторов объяснить их предложения простым, понятным языком. Если бы они это сделали, и дизайнеров, и новые логотипы тут же подняли бы на смех.
Мораль истории такова: никогда не оставляйте непонятное слово или идею без вопроса. В противном случае вы рискуете допустить весьма дорогостоящие ошибки. Попросите выступающих переводить сложные фразы на простой язык. Никогда не бойтесь сказать: «Я не понял». Будьте нетерпимы к интеллектуальной заносчивости.
He сомневайтесь в своих первых эмоциях. Первые впечатления на поверку оказываются самыми точными.
He бойтесь показаться глупым. Иногда самые наивные вопросы могут оказаться самыми мудрыми.
И еще несколько слов о простом языке из уст Питера Дру- кера.
Одной из наиболее дегенеративных тенденций последних сорока лет является убеждение в том, что если вас можно понять, значит, вы не более чем заурядность. А ведь не так уж давно, экономисты, врачи, психологи — лидеры в любой дисциплине — воспринимали понятную речь как нечто само собой разумеющееся. А. Эйнштейн и три его сотрудника потратили годы на то, чтобы сделать теорию относительности понятной для непрофессионалов. Даже Джон Мейнард Кейнс старался сделать свои экономические тезисы доступными широкой публике.
А на днях я узнал, что один серьезный ученый завернул работу младшего коллеги только потому, что ее поняли более пяти человек. Буквально.
Мы не можем позволить себе такое высокомерие. Знание — не только сила, но и власть. Именно поэтому знания нередко

пытаются утаить. В посткапиталистическую эпоху источник власти — не сокрытие, а распространение информации и ее продуктивное использование.
Простой вывод
Великие идеи почти всегда описываются короткими словами.

<< | >>
Источник: Траут Дж., Ривкин С.. Сила простоты: руководство по успешным бизнес-стратегиям/ Пер. с англ. — СПб.: Питер. — 240 с.: ил. — (Серия «Деловой бестселлер»). 2007

Еще по теме Сложный язык Он затуманивает сознание людей:

  1. Сознание и мозг. Мышление и язык.
  2. Язык науки и общественное сознание
  3. III. Структура сложной защиты от двойного сознания
  4. § 7.4. НАХОЖДЕНИЕ ЭКВИВАЛЕНТНОЙ СЛОЖНОЙ ПРОЦЕНТНОЙ СТАВКИ ДЛЯ НОМИНАЛЬНОЙ СЛОЖНОЙ ПРОЦЕНТНОЙ СТАВКИ. ЭФФЕКТИВНАЯ СЛОЖНАЯ ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА
  5. ЯЗЫК ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  6. Язык выгоды
  7. МЕНТАЛИТЕТ И ЯЗЫК
  8. Невербальный язык
  9. Язык описания собственности
  10. Язык как биологическая способность
  11. Язык и стиль деловой документации. Типичные ошибки
  12. § 4. Правосознание, право и язык юридических актов
  13. 4.3. Язык рекламных текстов
  14. 1.3. Понятийный аппарат (язык) криминалистической ситуалогии